Главная  |  Аудиоведы  |  Библиотека  |  Контакты | Форум

Свами. Однако в «Лиламрите» я не использовал слово «напуганы». Благодаря небольшим изменениям и дополнениям можно рассказать историю совсем по-другому. Я говорил о том, что позже Прабхупада часто вспоминал эти счастливые дни на Второй авеню, 26. Он приглашал нас пообедать вместе с ним и, подобно отцу, следил за нашими тарелками и призывал есть побольше: «Ешьте еще! Ешьте еще!» Многие из нас тогда еще курили и ели всякий мусор, поэтому были в восторге от вкуса, питательности и количества прасада. Мы были в восторге от общения с Прабхупадой. Я рассказал польским преданным о юноше по имени Стиядхиша, который очень много ел. Стриядхиша был странным молодым человеком. Прежде чем разрешить ему жить с преданными, мать Стриядхишы пришла к Прабхупаде и сказала, что он должен лично следить за ее сыном. Прабхупада согласился. Именно поэтому Прабхупада уделял большое внимание тому, как тот питался. «Стриядхиша, еще чапати?» «Да», - отвечал Стриядхиша, и Прабхупада давал ему еще четыре чапати. Когда он съедал их, Прабхупада спрашивал снова: «Стриядхиша, еще чапати?» — и снова давал ему четыре штуки. Прабхупада вспоминал этот эпизод много лет спустя - как он снова и снова давал Стриядхише по четыре чапати. «Но дойдя до двадцати я останавливался». Преданные получали огромное удовольствие слушая эти истории, а я - рассказывая их. Похоже, Прабхупада тоже был доволен, слушая их еще раз. Непросто рассказывать о Прабхупаде аудитории, которая хорошо знает «Прабхупада-лиламриту». Польская аудитория была идеальной в этом отношении: они знали об ИССКОН и о Прабхупаде достаточно, чтобы по-достоинству оценить эти истории. Они не думали: почему он так долго и так подробно рассказы вает о своем духовном учителе?»

Новые записи Блога